31.10.2016

«Ничего не делай». Как живет и процветает самый ленивый инвестор в мире

В общепринятом представлении профессиональный участник фондового рынка — это сверхактивный человек, постоянно висящий на телефоне и ежедневно обрабатывающий тонны бумажной и гигабайты электронной информации по акциям, облигациям, фьючерсам и другим ценным бумагам. Но у Стива Эдмундсона, управляющего пенсионным фондом для госслужащих в американском штате Невада, есть свой рецепт успеха. Заключается он всего в трех словах: «Ничего не делай».

Кого волнует этот Brexit?

Стратегия Эдмундсона, описанная им в интервью The Wall Street Journal, проста: активность на фондовом рынке нужно свести до минимума.

В своей инвестиционной компании, работающей с программой пенсий для госслужащих в Неваде, он единственный сотрудник. У него почти не бывает деловых встреч, он не отслеживает котировки привлекательных активов.

В его офисе нет ни терминала Bloomberg, бесценного инструмента в руках трейдера, ни подключения к деловому каналу CNBC. Но это не помешало ему стать более успешным пенсионным менеджером, чем многие инвесткомпании с персоналом в сотни человек.

За новостями «ленивый инвестор» тоже особо следит. Цена на нефть и результаты президентских выборов в США его не волнуют. 44-летний менеджер старается быть в курсе заявлений председателя Федеральной резервной системы Джанет Йеллен, но редко реагирует на намерения американского регулятора какими-то реальными шагами.

Эдмундсон говорит, что его цель — не переиграть рынок, а снизить издержки до минимума. Это проявляется даже в мелочах. В офисе он питается продуктами, принесенными из дома в пластиковой посуде Tupperware, и не заказывает обедов. «Не хочу тратить 10 долларов в день на ланч», — объясняет инвестор.

Результаты налицо. Управляемые им фонды оказались более доходными на отрезках времени в один и три года, пять и десять лет, чем крупнейший в США государственный пенсионный фонд Калифорнии (Calpers). Правда, жителю Невады несколько легче: он управляет активами в 35 миллиардов долларов, а в распоряжении калифорнийцев — 300 миллиардов.

Предшественник Эдмундсона на этом посту, Кен Ламберт, ныне единственный консультант фонда, впрочем, отмечает, что ничего не делать в финансовом мире зачастую труднее, чем проявлять какую-то активность. Хотя бы потому, что надо постоянно удерживать себя от действий на рынке — даже когда очень хочется.

Эдмундсону постоянно названивают и пишут денежные управляющие по всей стране, предлагая самые разные продукты и варианты инвестиций, но, по словам инвестора, он уже достиг совершенства в формулировке отрицательных ответов. Звонки тем не менее отнимают значительное время — в среднем каждый длится около пяти минут.

Свою бизнес-философию «ленивый инвестор» почерпнул во время работы в виноторговой компании Bozeman. Она продавала вино без указания источника сырья или вкусовых нот, однако ее продукты были бестселлером. Это научило Эдмундсона концентрироваться на общей картине, а не на мелких деталях.

Суть инвестирования по Эдмундсону — не поиск наиболее успешных и перспективных активов, с которыми можно угадать и хорошо «навариться», а простое вложение в индексы. Стоит отметить, что фонд Невады инвестировал значительную часть средств таким образом и до него. Около 60 процентов ресурсов вкладывалось именно в индексы, но Эдмундсон довел пассивность инвестирования до логического завершения.

Первым делом он уволил десяток внешних менеджеров — при его схеме вложений они просто не нужны. Постепенно доля инвестиций в паевые инвестиционные фонды (ПИФы) акций и облигаций, работающих с индексами, а не конкретными бумагами, достигла 100 процентов.

Эдмундсон проявил редкостное хладнокровие во время паники на рынке, связанной с выходом Великобритании из Евросоюза. В день референдума он ушел с работы в обычные для себя 17:00 по местному времени и лег спать, не дождавшись публикации окончательных результатов голосования. На доходах его фонда это буддистское безразличие к внешнему миру никак не сказалось.

Как бы то ни было, но работа Эдмундсона обходится пенсионерам Невады очень дешево. Сам он получает жалованье в 127 тысяч долларов в год, что по меркам финансовых кругов США, где топ-менеджерам регулярно выписывают многомиллионные бонусы, — сущие копейки. Всего же рабочие издержки фонда составляют 18 миллионов долларов в год — против 120 миллионов долларов в среднем американском пенсионном фонде.

Все гениальное просто

На самом деле пример Невады отнюдь не единичный, хотя, быть может, самый характерный. Все больше и больше американских инвесторов — от частников до крупнейших пенсионных фондов и фондов пожертвований — переходят на «пассивные финансы».

За последние три года фонды, активно действующие на рынке, потеряли 1,3 триллиона долларов. Эти средства перетекли к компаниям, ставящим на стратегии спокойного безрискового роста.

Объясняется это просто. Услуги хедж-фондов, где покупка каждой бумаги тщательно анализируется, в разы дороже услуг фондов, просто инвестирующих в какой-то индекс акций или облигаций. Кроме того, инвесторов привлекает простота инвестиционных схем, в которых можно разобраться даже без особой финансовой грамотности. Сложность регулятивных правил, нарастающая год от года, также отталкивает заказчика от хитрых инвестиционных планов. Наконец, практика показывает, что простые, низкорисковые фонды в общем и целом зарабатывают больше.

Особенно тяжело сейчас приходится хедж-фондам, которые всегда были сторонниками активного, аналитического инвестирования. С 2008 года им так и не удалось превзойти обычные ПИФы по доходности, да и рынок акций США в целом. Что касается крупных ПИФов, то там доля активных инвесторов тоже падает — и очень быстро. Если 10 лет назад 84 процента таких фондов действовали по сложным инвестиционным планам, то теперь таковых лишь 66 процентов.

На пассивное инвестирование все с большим интересом смотрят не только государственные пенсионные фонды — для них, в конце концов, в норме вести консервативную политику, но и корпоративные службы. В 2012 году 19 процентов корпоративных пенсионных фондов выбирали простые инвестиционные планы, тогда как сейчас этот показатель повысился до 25 процентов. Для благотворительных фондов рост составил 23 процентных пункта — с 40 до 63 процентов.

Скептики предупреждают, что безрисковые вложения, эффективные на данном этапе, могут быть крайне опасны в будущем. В частности, успехи пассивного инвестирования во многом связаны с постоянным ростом фондового рынка США в последние годы, который, в свою очередь, обусловлен политикой сверхнизких ставок. Когда этот рост сойдет на нет, вложение в фондовые индексы покажется не такой уж хорошей идеей. Представители фондов, применяющих сложные стратегии, считают, что мир устроен так, что в конечном итоге поощряет тех, кто инвестирует активно и ищет лучшие варианты.

Как бы то ни было, пока на коне именно «ленивый инвестор» из Невады — а вместе с ним и будущие пенсионеры этого американского штата.

Комментарии

Комментариев пока нет

Оставить комментарий



Рейтинг@Mail.ru